Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

И кто его знает, чего он довлеет...

Отчего-то вспомнился более чем двадцатилетней давности эпизод.
В течение трех лет я каждое воскресенье с пяти утра была в церкви, сначала для приготовления воскресной трапезы, а с началом службы как певчая в хоре. Если бы не ужасное обледенение 1998 года, приведшее к множеству катастроф, в числе коих пожар, уничтоживший церковь, - я еще долго продолжала бы этим заниматься.
Приход состоял из эмигрантов трех волн. Первая, самая старая - времен революции и гражданской войны; вторая - времен ВОВ, а третья - 80-90х годов. Мне была симпатичнее прочих первая. Старые люди, наименее политизированные и в большинстве доброжелательные. Вторая - тоже не первой молодости, уже давно интегрированные в Канаде, но еще не забывшие обиды, нанесенные советской властью. Первая и вторая давно уж мирно сосуществуют. А третья была представлена двумя категориями. Одна, так называемые независимые принятые иммигранты (к которым отношусь и я) еще в России прошли процесс селекции и были одобрены канадской иммиграционной службой. Они сразу были наделены всеми правами, кроме электоральных. С другой же дело обстояло иначе. Это были так называемые беженцы. Въехавшие в Канаду по гостевой или транзитной визе и немедленно по въезде ''сдавшиеся'' властям, с целью получения политического убежища. По правде, реально политических я не встречала, но это был хороший претекст, так как Канада всем предоставляла временное убежище минимум на полгода, обеспечивала пособием и мед.помощью, их дети посещали школу. Рассмотрение их дела могло тянуться долго, до двух лет. Если они накапливали к моменту судебного заседания убедительные аргументы в свою пользу, у них был шанс на получение статуса беженца и перспективы на получение статуса законного жителя. Если ж нет - неплохие долгие бесплатные канилулы. Большинство женщин подрабатывали ''под столом'' в качестве нянь, прислуги или работниц в пошивочных цехах. Работодатели, как правило, были из русской комьюнити. Кроме того, там же находились адвокаты, помогавшие правильно оформить бумаги и организовать нужные доказательства. Да и всякие приятные знакомства тоже лишними не бывают. Один из наиболее верных путей в эту комьюнити - церковь. И церковь приобрела много новых прихожан. Наиболее усердных, наиболее истово осеняющих себя крестным знамением, самых что ни на есть ортодоксальных. Некоторые неофиты в постижении православия достигли невиданных глубин...или высот?
А вот и сам эпизод. Однажды во время воскресной трапезы (выручка шла в церковную кассу) одна из новообращенных попросила внимания присутствующих, чтобы поделиться некоторыми важными размышлениями.
1. О гордыне людской: кто мы такие, чтобы ко Всевышнему обращаться на ТЫ, неужто он нам ровня?!!
2. О злобе человеческой: так она велика, что даже в Евангелие говорится, что злоба довлеет над людьми...
(Довлеет дневи злоба его - в переводе на современный язык - довольно дню его забот).

Давно это было, но с тех пор, случись мне адресоваться к Богу, обращаюсь к нему на Вы и по имени-отчеству.

Много воды утекло, святой и обычной, оставшиеся здесь мало-помалу прижились, если не они, то их дети стали вполне себе адекватными людьми, многие из них еще ходят в церковь. A к Богу, насколько я знаю, все еще обращаются на Ты.

ГРЕШНИЦА

Кирочке два года. Прелестная куколка, взор меланхолический, манеры светские, характер суровый, - в общем, сплошное очарование. Водился за ней редкий грешок, редкий потому, что в основе его был редкий продукт - черная икра. Юная грешница при наличии оного впадала в чревоугодие. Мой отец (дед, стало быть) в своей организации к праздникам мог купить так называемые праздничные заказы, и раза 4-5 в год в них входила заветная баночка, которую он всегда приносил нам. И тут...
Но все по-порядку. Кира восседает в своем высоком стуле и следит за приготовлением двух бутербродов с икрой, ей и Косте. Пока мама намазывает на хлеб масло, а затем икру, Кира удивительным скрипучим голосом, используемым только в таких "икорных" случаях, произносит: - КИКАААА! Я лЮбу кику! Кику будю кутить я! Но вот бутерброды вручены по назначению. Пока Костя, добрая душа, заставляет всех откусить по кусочку от своего, пока любуется тем, что осталось (а осталось-то почти все, кусать старались понарошку), Кирочка со своим уже расправилась. Доводы вроде того, что вкусно лишь в ротике, а не в животике, что нужно прожевывать прежде чем проглотить применимы ко всему, кроме икры. Следующий этап-диалог: - Котитька, дай не кику, я лЮбу кику(тоненьким нежным голоском)! - Кирочка, ты уже с"ела! - Я лЮбу кику, дай не кику! - Не дам, ты уже свою получила!.. И вот тут об"является шах и мат! - икорным голосом: - Котитька зяааадный! Ход беспроигрышный, Костя отдает большую часть своего бутерброда, но не в силах сдержать досаду, восклицает: - У, Кирка Бумба!!! Оскорбленная Кира ищет справедливости: - мамитька (или папитька), Котитька кадяль тё я Бумба. Не Бумба я!!! - А кто же ты, Кирочка? И опять икорный голос: - Я Келика-Киютя, дебитька каётия!
Сей ритуал неизменно имел место вплоть до исчезновения из заказов икры.